Мистика и эзотерика

IQ В СТРАНЕ УТОПИЯ.

Добавлено в закладки: 0

IQ… СТРАНА УТОПИЯ.

 

PROPOSTA.

 

 

           IQ–13… IQ-14… Ха-ха-ха! Шпионы, разведслужбы… Полная чушь и ерунда пока… Пока не выйдешь на Большую дорогу жизни в поисках честного заработка. Такого, где все нужно своими руками, мозгами и прочими частями тела вытаскивать, выковыривать, выбивать, выпрашивать… Не вам, дорогие читатели, все это объяснять. Сами не хуже меня знаете.

         Итак, ЧЕТЫРЕ РАССКАЗА, одно событие. Поиск хлеба насущного в Стране, Текущей Молоком и Медом, где, всем известно, есть Кисельные реки с Молочными берегами… в СТРАНЕ НАШИХ ГРЕЗ, ОСТРОВЕ УТОПИЯ. Куда мой герой, то бишь я сам, оставленный всеми, и попал.
        
          Признаюсь, превратить свое поражение в победу, оказалось,  не так сложно. Иногда, необходимо лишь небольшое усилие. Достаточно представить, кем бы ты стал, обернись все иначе.
          Поэтому первый рассказ – причудливая смена эпизодов и настроений. Я продолжал следовать своим капризам, желаниям, не обращая ни малейшего внимания на внешние обстоятельства, потому в заглавии и упомянуто легкомысленное итальянское слово «capriccio».
         Рассказ второй? Он в том же духе. Не сдаваться же без боя. Правда, настроение стало совсем бесшабашным, серьезные мотивы отошли на второй план, а событиям более соответствовал ритм чечётки, или, выражаясь на более понятном нам с вами итальянском языке, ритме «toccata».
       Рассказ третий – о Мечте о Славе на фоне живописных дюн. Рождение новой реальности (старая-то приказала долго жить). Праведная месть, но… история и сложившийся порядок вещей все возвращают на круги своя. А потому «cadenza», просто «cadenza». Еще не завершение темы, еще не конец, а призыв к новой жизни, борьбе и, конечно же, победе.
         Четвертый рассказ или Финал: под названием «Что наша жизнь… или DANSE MACABRA (танец смерти)».
          ТАК ЧТО ЧИТАЙТЕ, ДАМЫ И ГОСПОДА. НАДЕЮСЬ, НАКОНЕЦ-ТО ВЫ УРУЗУМЕЕТЕ: ВСЕ ЭТИ «IQ» НИ ЧЕРТА НЕ СТОЯТ.

   

 

                                           
ТУДА И ОБРАТНО. CAPRICCIO.

 

 

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель
Душа души моей и царь!

Гавриил Державин.

 

 

     Грустно, господа! Скучно! Да и откуда веселью взяться? Когда каждый день, каждый божий день на работу ходить надо. А если нет. Работы нет. Тогда дело совсем дрянь. Ни тебе денег, ни развлечений. Ну, разве по улицам со шляпой пройтись. Помогите, бедному сироте! Так и здесь радости мало. Не помогут, не подадут. Еще и по шее накостыляют. Иди, сам заработай! Вона, какой бугай вымахал!
    Положение, почти безвыходное. Если, конечно, смекалка не работает, тыковка не думает, а воображения ноль. Почти, но не совсем. Потому как, для таких безнадежных индивидуумов  и выдумана государственная служба. Попасть на нее, правда, трудно. Но, ничего не поделаешь, запастись терпением надо.   
     Вот и я всю жизнь искал заповедное местечко, где люди живут, не ведая забот. Свой остров «Утопия». Мечта казалась несбыточной. Не брали никуда. Правда, постоянно обещали, манили, посылали таинственные сигналы, призывно стонали: «Да! Да! Да! О да! Ты нам  нужен! Ах! Еще, еще… потерпи! Еще, еще, еще… совсем немного!» Итак, двадцать лет, кряду. Полагаю, если в этом и было что-то необычное, так это не иссякающая вера в ту лапшу, простите, тем обещаниям, которые из года в год мне вешали на уши.
     Пора было и поумнеть. Плюнуть на лживые посулы. Как вдруг, свершилось чудо. Из Министерства целинных и залежных земель сбежали все специалисты!!! Массовое помешательство, магнитные бури… Уж не знаю, что там произошло, но кабинеты обезлюдили. Понятно, даже самая захудалая фирма не готова оказаться в подобной ситуации. Что уж говорить о госучреждении. В нем началась  паника.
      Судите сами. Начальник есть, секретарша тут как тут…, а дальше ничем неприкрытая пустота. Ну, как в таких условиях изображать из себя занятого человека?  Беда ни в том, что сослуживцы не поверят. Им-то наплевать. Никто и спрашивать не станет. Но нарушать приличия, традиции — вещь непозволительная.
      Всем известно: «король голый». И прикрыть свою наготу ему абсолютно нечем, точнее некем, ни единым подчиненным. Ведь боссов и царственных особ, как известно, создает свита.  Потому пребывать в таком неглиже долго нельзя. Попытаться работать самому…. Форменное безумие! Тогда уж точно, конец.  Не будет пощады такому штрейкбрехеру. Да, и поди, отыщи эту работу, коли столько лет ее в упор не видел.
     Потому-то долгожданный телефонный звонок, наконец, прозвучал. Звонил, приятель, от которого и исходили те самые обещания, сигналы и стоны. Признаюсь, что поначалу даже не узнал его. Прежде сладкоголосая сирена теперь вопила и визжала, словно недорезанная свинья. Кто бы усомнился после этого, что в жизни государства наступил критический момент….
      Признаюсь, и меня  эта новость застала врасплох. Уже не первый год, я находился не в простом положении. Представьте человека, доведенного до отчаяния безденежьем. Какие бездны разверзаются в нем. Потеряв всякую надежду, он способен, к самым что ни на есть безрассудным действиям.
     Слабые духом, в таком состоянии, идут грабить банки. Пустое и мелочное занятие. Нет там больше денег. Одни компьютеры. Обнаружив это, и окончательно лишившись рассудка, разочарованные в жизни люди пытаются найти работу. Понятно и это не выход.
      Неразрешимые коллизии и пробудили во мне талант трагического актера. Большой талант, учитывая то, что разыгранные сцены отчаяния неизменно вызывали сострадание и заставляли рыдать даже самых бесчувственных банкиров и чиновников.
      Как раз в этот момент, когда над любимым государством сгущались грозовые тучи, я давал очередное представление перед очень достойным зрителем. Пытался растопить ледяное сердце  налогового инспектора. Непростая задача. Попробовали бы вы, таким путем вернуть деньги,  днем раньше проигранные на бирже? Это больше, чем подвиг – это искусство.
      Меня здесь уже знали. Я и раньше заглядывал к ним по различным надобностям.  Эдакий Измаил единым натиском не возьмешь. Уверенность в своей правоте окрыляла. А надежда одержать верх над людьми, свято чтившими заветы скупого рыцаря, воодушевляла и придавала жизни неповторимый вкус.

 

       Нас уверяют медики: есть люди,
       В убийстве находящие приятность.
       Когда я ключ в замок влагаю, то же
       Я чувствую, что чувствовать должны
       Они, вонзая в жертву нож: приятно
       И страшно вместе.

 

       Страха я почему-то не испытывал. Но, в остальном Александр Сергеевич был прав. Возбуждение и «приятность»  сопутствовали мне каждый раз, когда удавалось сломить сопротивление чиновников.  Пригвоздив их к стене, совершено невинным вопросом: «Кто виноват?».
      Принять вину на себя госслужащие не могли. У каждого из них начальник есть. Не пощадит. Но и взваливать всю ответственность на меня тоже опасно. Это ж нарушение этики…. И вообще, вдруг, у этого «артиста» припадок начнется. Ему-то все с рук сойдет. А кому за скандал в присутственном месте отвечать?
      Что ни говорите, а от законов диалектики не спрячешься. Борьба противоположностей, меня и инспектора, и противоборство двух взаимоисключающих мнений творили чудеса.  Голова чиновника, например, неожиданно начинала думать, искать компромиссы. Так шаг за шагом он приходил к единственно верному решению, что чек на требуемую сумму, избавит его от дальнейших непосильных умственных упражнений.
       Вот и на этот раз, знание главных вопросов русской литературы  возымело действие. Окончательно раздавленный моими доводами инспектор, нехотя взял ручку, и стал восстанавливать справедливость….
      Тут-то и разразилась гроза. Треск, шум, звон и в приемную с воплями: «Тебя берут! Тебя берут!» —  вломился мой приятель.
      Понятно налоговики все восприняли буквально. А именно, офис окружен и вот-вот начнется штурм. Все попрятались под столы. Даже я, хоть внешне и сохранял полную невозмутимость, стал нервничать. Впрочем, тут же взял себя в руки. Чек в кармане. Представление окончено. О чем беспокоиться?
Пора бы и честь знать. Взял буяна в охапку и откланялся.
       Я сразу понял: мой товарищ чем-то расстроен и озабочен. Но то, что вы узнали несколькими абзацами выше, для меня еще было тайной. Пришлось дать возможность выговориться и ему.
       Признаюсь, свалившаяся на мою голову удача сразу показалась чрезмерной. Хватило бы и чека от налоговой инспекции. Два выигрыша в один день – не совместимы с реальностью.
     Чем дольше меня убеждали, тем меньше я верил в случившееся. И был прав. Потому, что с этого дня стал зависеть от чужой воли и нерешительности. Не я, а со мной разыгрывали представления.  Оставалось лишь просить, заискивать, неуклюже шутить. И, как раньше, получать половинчатые ответы, игривые обещания. День нашего союза откладывался  на все более отдаленные сроки. Причины…. Не мне вам объяснять? Сегодня у начальника болит голова, завтра секретарша переживает не лучшие дни, вслед за ними, директор и заведующий отделом кадров выехали на семейный пикник.
     Герой – любовник на сцене в такой ситуации пускает себе пулю в лоб. Но в театре проще. Там персонажам на всю жизнь отпущено два-три часа. Рождение и похороны, свадьбы и поминки – все должно уложиться в срок.
       История же моих мытарств растянулась на месяцы. А занудам и бездарями, затеявшим этот спектакль, никак не удавалось добраться до финала.   
        Но человек полагает, а законы располагают. И от них никуда не деться.  Даже госучреждения не способны противостоять заведенному порядку вещей, открытому знаменитым Паркинсоном.
       Еще в начале двадцатого века этот самый Паркинсон обнаружил странную закономерность. Чем больше забот сбрасывает со своих плеч государство, а сбрасывает оно, как известно их на головы своих же подданных, тем больше помощников ему (государству) требуется.      
       Понятно, государственная необходимость, в конце концов, победила чиновничью лень. И меня приняли в министерство. Отперли помещение, где чуть ли не четверть века сидели государственные мужи и охраняли самое ценное, что было и есть у нашего народа. Землю. Но работать, так и не дали. Недели три таскали из кабинета в кабинет, поздравляли, жали руки, вручали подарки и на банковский счет сразу же перевели крупную сумму денег!
       Еще несколько дней назад, приходилось сражаться за каждый грош, представлять бездушным бюрократам сцены из трагедий, разыгрывать пантомимы. И вот теперь я – один из них. И все богатства мира принадлежат мне…. Банки открывают свои закрома, не требуя ничего взамен. Поздний приход на работу – уже не опоздание, а служебная надобность. Вы отсутствовали весь день! Проголодались, бедненький! Вот вам компенсация за пиццу, съеденную на пляже, пиво выпитое в кафе, мороженное, которым вы угостили свою подругу. Продолжать нет сил….   
      «Врешь, утопия»,- скажете вы. И ошибетесь. Я тоже полагал, такое может быть лишь утопией. Поэтому тут же перечел книгу Томазо Компанеллы «Город Солнца». Прочел и не нашел ничего, абсолютно ничего похожего на действительность, в которой оказался. Врали он, или  заблуждался, не знаю. Но даже ГУЛАГ  по сравнению с его городом выглядел привлекательнее. Во-первых, там, в городе Солнца, все задарма вкалывали с утра до вечера. Во-вторых,…думаю, достаточно и, во-первых.
      Нет ничего поразительней правды. Так зачем измышлять всякие глупости, пытаясь поразить чье-то воображение. Это я попал в страну «УТОПИЯ», а не он.
      Итак, на чем мы остановились? На кругленькой сумме? На оплаченных завтраках и обедах? Пустяки это. Главное-то ведь не деньги, а осознание своей значительности.
      И потому первые месяцы меня совершенно не допускали до работы. Не барское, мол, это дело. Все сделали вид, что ее просто нет, не существует. Даже новый босс, который вроде бы должен был требовать результаты, во избежание неудобных вопросов, под разными предлогами не попадался мне на глаза.
       Признаюсь, не просто, сидеть в кабинете и обозревать стены, потолок, пол, гонять чаи, мучить друзей жалобами на непреходящую скуку, страдать от одиночества. Поэтому волей-неволей в голову стали приходить разные мысли. Все до одной сводившиеся к известному воплю сумасшедшего географа «На волю, в Пампасы!»
     Мольбы были услышаны. В один из дней в дверь моего кабинета постучали, она приоткрылась, и… я увидел своего неуловимого начальника. Его мятая майка, шорты для пляжного волейбола, стоптанные сандалии явно не соответствовали министерскому протоколу. Наверное, шел в спортивный зал (хорошо, что не в душ или сауну) и ошибся дверью.
      Его лицо озарилось неземным сиянием. Он был не в силах подавить чувства радости от нашей нечаянной встречи. Нечаянной потому, что он, как выяснилось, просто забыл о моем существовании.
      Действительно, какая-то пустяшная нелепица, новый сотрудник…. Разве может он найти даже скромное место среди замыслов по сохранению  целинных и залежных земель. И чтобы впредь не возникали подобные ситуации, тут же был отдан приказ: незамедлительно отбыть в эти самые «Пампасы».
       Подчиненный, целый день сидящий за столом, в кабинете – это поверхностно, не убедительно. Первопроходец, рыскающий по миру, ну хотя бы, по местным палестинам, вызывает уважение. Он наперекор испепеляющим ветрам и солнцу ищет….

     «Что?»- спросят меня.
      «Истину! — отвечу я.- Ну, и попутно, навещает поля и огороды!»
      А поля родины, скажу вам, ломились от изобилия. Апельсины и мандарины, прочие цитрусы невиданных сортов, виноград и арбузы без косточек…. Да мало ли что еще выращивали трудолюбивые руки на спасенных НАМИ землях.
       Правда, мне так и не удалось понять, почему водитель (представляете, у меня был персональный водитель, как у какого-нибудь министра) постоянно воровато озирался, пока корзины и пакеты наполнялись контрольными образцами этой продукции.
        Однажды, в своих скитаниях, мы набрели на очень странное место. Вокруг рос миндаль, а посредине зияла непересыхающая трясина. Для дилетанта просто лужа. Для дилетанта, но не для меня. Вот и я, подобно былинному богатырю, нашел поганое болото, населенное всякой нечистью.
         Ни один месяц размышлений и ожиданий пришлось потратить на этот природный феномен. Гнетущие думы об опасности, таившейся в его гнилых водах, ожидание встречи с неведомым злом, унесшим в неизвестном направлении весь урожай орехов, тяготили меня….
        И, вдруг, Эврика!!! Мухи, конечно же, мухи, в изобилии плодившиеся здесь и есть главный виновник! Согласитесь, смешно верить в наш-то просвещенный век в каких-то двухголовых чудовищ, на которых постоянно намекал хозяин сада, опасливо поглядывая в нашу сторону. Так и было заявлено этому маловеру: «Не надо спорить со специалистами! Согласно утверждению великого Карла Линнея, три мухи съедают труп лошади быстрее льва! А тут какие-то орехи. Смех и только».   
        Кстати, несколько мешков миндаля, оброненных этими жадными насекомыми, пришлось забрать с собой, для окончательного анализа, чтобы мухи не  смогли отвертеться.
        Уже через неделю министерство официально объявило: МУХИ! КОНЕЧНО ЖЕ, МУХИ ИСТРЕБИЛИ ВЕСЬ УРОЖАЙ! И потребовало от владельца сада расправиться с вредителями, которые настолько обнаглели, что стали пожирать в невиданных количествах тыквы, помидоры и прочие овощи на соседних  полях.        
         Хороший почин. Еще небольшое усилие и страна была бы спасена от этой напасти. Но, как всегда, зависть и интриги сыграли неприглядную роль. Начальник витал в облаках, в спортивном зале, перепрыгивая с брусьев на турник и обратно, нежился в турецкой бане, а на самом верху уже замыслили злодеяние.
         Мои успехи не прошли незамеченными. Вот завистники и стали нашептывать небожителям. Мол, как же так, не по человечески. Не по закону. Уже целый год этот «герой» странствует по полям  и долам, совершает какие-то сомнительные подвиги на государственные денежки. Пора бы вывести  его на чистую воду. Пускай в честном бою себя покажет, а не с какими-то там мухами. И объявили турнир.
        Не рыцарский. На лошадях скакать не надо. На мечах драться тоже. Специальное состязание, для чиновников. Буковки в слова складывать, циферки по порядку (их порядку) расставлять, картинки рисовать.
     Ну, вы догадываетесь, о чем речь. О психологическом тесте. Без него сегодня никак. Это только Эдмон Дантес просидел двадцать лет в замке Иф и от  этого настолько поумнел, что стал графом Монте-Кристо. А наш современник в кабинете, за закрытыми дверьми, да еще в условиях, которые вам уже известны, за несколько лет способен утратить не только разум, но и лишиться вообще всех человеческих качеств.
      Вот необходимо и проверить: есть ли ему что терять. Если пройдет тест, значит нечего. И тогда, будьте любезны, занимайте должность по праву, по закону.
      Много народу собралось на ристалище. Никто не хотел упустить своего шанса. Ведь, что там ни говори, для героя нашего времени самое ужасное наказание – это думать. А, решил все предложенные тебе задачки, и до самой пенсии никаких забот, мыслей.
        В число несомненных фаворитов я не попал. Здесь и объяснять нечего. Как можно выстоять против сплоченных коллективов психлечебниц и местных университетов? Этим точно утрата разума не грозит. А потому они и получили наивысшие баллы. Мне пришлось довольствоваться одним из самых последних мест. А потому участь целинных и залежных земель страны была предрешена.
        Кабинет, в ожидании нового хозяина, снова заперли. Меня со всеми пожитками выставили на пустынную улицу….  Ни людей, ни машин….
        Нет печали, нет грусти. О чем тосковать? О разоблаченных мухах? О боссе-спортсмене? О турпоездке  в страну «УТОПИЯ»?
        Не дождетесь, господа! Шляпу по кругу…. А, вон и знакомый налоговый инспектор показался:

 

 

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!

 

                                         ВПЕРЕД! НА АБОРДАЖ!!!

 

 

 

ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА. TOCCATO.

 

                                   
Пусть, на минутку, не из высших сфер вы,
К примеру взять, не Николай Второй,
Вам это очень действует на нервы,
Как будто, скажем, ваш один носок с дырой.

Слова из народной песни.

 

      Ах, «нервы, нервы, нервы, нервы, вы нахватали пик, а козырь червы…». Господи! Какая чушь лезет в голову после этой государственной службы. Совсем лишился таланта трагика. Как вышибить слезу из этих банкиров и налоговых инспекторов, а заодно из страховых агентов и судейских  чиновников? А без их слез и содрогания нечего и мечтать о деньгах.
     Помните, как кончилась прошлая история? Нет. Короче, вышвырнули меня из Министерства целинных и залежных земель. Тест, мол, не прошел. Ну, я понятно за старое взялся. Налетел на знакомого налоговика…. Кричу, машу руками. Ноль результата. Смеется, подлый.
     «Знаем про твои фокусы, — говорит.- Ты слишком хитрый. Раньше-то думали больной. А раз при полном здравии, иди, работай, на дядю, как и остальные умники».
      Попытался, с горя. Не берут. Зачем им такие. Только народ баламутить. Хорошо, в то время по телевидению старый фильм показали. «Чапаев» называется.  Если, кто не смотрел, объясняю. В давние времена собрались все те, кто хотел чиновником стать. И за свое светлое будущее, во главе с комиссарами, воевать начали. А люди старой закалки, те, что уже начальниками работали, понятно воспротивились. Кто же такое место без боя отдаст? И когда у вторых все патроны кончились. Чиновники все-таки, привыкли на всем готовом. Решились они на психическую атаку. Что ж делать, коли, кроме барабанов, штыков и вицмундиров ничего не осталось? Вышли при полном параде. Шагают молча. Противная сторона нервничать начинает. Как доберутся до них, не пощадят….
     Дальше этого момента фильм смотреть не стал. Такой накал страстей. Игра нервов. А кто победил, сегодня уже известно. Не выдержала старая гвардия. Так на то они и интеллигентами были….
     А я!? Посмотрел на себя в зеркало. Нет. Точно не из того сословия. Лицо крупное, глазки маленькие, волос поверх головы редкий, зато борода…. Борода, скажу вам, удалась. С такой на улицу ночью выйдешь, и народ как ветром сдувает. У всех неотложные дела появляются.
     Что же, они меня психотестом, а я их психической  атакой. Все честно и благородно. С формой, правда, загвоздка приключилась. Где сегодня мундир найдешь? Да, и штык — богинет только в музее и увидишь.
    Ничего, кое-как строгость в одежде навел. А оружие…. Так нынче ничего более грозного правильно составленной бумаги и не сыщешь. Вона, сколько оружия разного придумали. А супротив слова любой человек бессилен. Мой адвокат был того же мнения. Он так и начал. С той самой песенки, что и ему, как выяснилось, не давала покоя:

 

            Допустим, вы … уже не первый,
            И даже, между прочим, не второй,
            Вам это очень действует на нервы,
            И, между прочим, огорчает вас порой…

 

«Но, нервы, нервы, нервы, нервы!»- возразил я ему.
«Правильно, — согласился он. – Вам делают на каждый день неврит».
«Тогда беру морские ванны, — пожаловался ему,- ложусь я на диваны».
«Согласен, — продолжал он. – Сперва берете ванны, а после на диваны…. В наше время все стоит денег. И когда получите их назад…. Вы будете нахальный, как бандит».
    Толковый человек оказался. Письмо к утру было готово. Какой язык, какая экспрессия. Любой чин понимал с первых строк: это только начало. В наш либеральный век развелось столько болезней. А все они (болезни), как известно от нервов. И если запустить процесс…. Особенно судебный процесс, то не известно, куда все это приведет. Хотя, если подумать, известно. К компенсации. И она будет тем больше, чем виновная сторона станет дольше упрямиться.
     «Кто же у нас здесь виновник?»- спросите вы. Ну, коли живете в тоталитарном, коррумпированном государстве, которым правит безжалостный диктатор, то понятно: вы.  А в нашем справедливом обществе, естественно тот, кто обидел слабого, довел его до крайней нужды. Разъяснения продолжать? Не надо? Вот и прекратите не нужный спор.
      Вам, разумеется, интересно, что было написано в письме? Да, все в том же духе. Только раньше, все представлялось в сценах. А теперь, каждая жалоба сопровождалась справкой от врача, и соответствующей статьей закона. Возможно, язык медицины и не вызвал бы того трепета, но строгие и понятные, даже младенцу, юридические формулировки не оставляли у заинтересованного лица сомнений: КТО ВИНОВАТ? Хороший вопрос. Он и раньше помогал мне усовестить чиновников. А теперь от самого невинного замечания в этом письме их охватывала паника, Да, и просто сдавали нервы… «нервы, нервы, нервы, нервы. Пусть, грубо говоря миллионер вы….». Вот привязалась, с языка не сходит.
      Чего стоило, например, упоминание о небольшой ошибке в подсчете моих баллов, полученных за этот пресловутый экзамен. Одна она тянула на статью о «халатности, приведшей к тяжелым, чуть ли не трагическим последствиям». Ну, как от испорченных продуктов. И, чтобы закрепить впечатление. Пожалуйте,  сходный случай из уже известной песни:

 

 

                Пусть вы поели тухлые консервы,
                 И в головах свеча уже горит,
                 Вам это очень действует на нервы,
                 Хотя желудок совершенно не болит…

 

 

      У кого повернется язык, кто станет оправдываться в подобной ситуации? Чиновник, с размягченными мозгами и дрожащий за свое место? Никогда! Запаникует и сдастся. Так и произошло. И вот звонок, и новое приглашение на облегченный экзамен.
    Обстановка, понятно, иная. Я один, вокруг сплошное благолепие. Пей, ешь, не хочу. Задачки, что твоя таблица умножения. Человек со здоровой психикой и старым классическим образованием решит, не задумываясь. Но все равно, забывать, что ты в тылу врага, не стоило. Вот, маху-то дал. Думал, раз тест прошел, дело в шляпе. И можно расслабиться, как в той песне и поется:

 

 

                   Тогда вы за полтинник в фаэтоне
                   На час, но заезжаете к Фанкони,
                   — Сначала в фаэтоне,
                   А после — у Фанкони, —
                   И ходите здоровый, как матрос!

 

     Матрос, не матрос, но в тот вечер здоровье не жалел. Ведь  завтра собеседование. А там…. Опять мой кабинет! Опять скука, поля и огороды! О мечты, где ваша сладость?
      И так утро. Нет, ни один я тот фильм про Чапаева смотрел. Думаю, проиграв первую битву, они решили дать мне второй бой. Психическая, так психическая. И выставили против меня всю мощь государства. Ни армию, ни полицию, а чиновника с бумажкой.
      Худой, прилизанный, в очечках. Сущий кощей. Уж лучше бы какой-нибудь батыр Едигей на коне прискакал. Но этот, по всему видно…. Этот, так просто, заветный ключ от кабинета не отдаст. Он (ключ-то) у него глубоко запрятан. Еще глубже, чем в стародавние времена у его подружки, бабы — яги. Тогда проще было. Всего-то через трясину по кочкам перебраться, и утку из лука подстрелить. А теперь на вопросы лукавые ответить. А какие ответы правильные, а какие нет, он сам решит.
     Сошлись. Стал руками размахивать. Отвечаю. А он смотрит на меня немигающими глазницами и головой трясет. Вижу и ему не просто. Если бы я просто ошибался, ну, ни слово в слово по написанному говорил, так он бы и восторжествовал. Но таких слов и выражений доселе ему и слышать не доводилось.
      Все потому, что жизнь у нас разная была. Он с бумажками по кабинетам бегал, а я с открытыми глазами по широкой дороге бытия шел. Ну, и насмотрелся. Полная нестыковка вышла. Что прикажете в резолюции  написать? «Негоден».  И снова с адвокатом объяснятся? Слуга покорный. Ох, нервы, нервы, нервы, нервы!
      Объявили перерыв. Бессмертного отпаивать стали, звонить куда-то. Затем в мои бумаги полезли. Заулыбались. Снова на экзамен позвали. И с ходу вопрос. Что ж ты друг сердечный таким летуном оказался. Столько работ сменил?
      Признаюсь, подвоха не заметил. И простодушно ответил, работа, мол, одна была. Места, правда, разные. Тут-то из глазниц кощеевых свет радости полился.
     «Выходит — неуживчивый? — спрашивает.- Характер у тебя тяжелый?»
     «Да, нет же, — уверяю, — самый что ни на есть покладистый. Только цели у нас разные. Они все больше о деньгах беспокоились».
     «Так и мы из-за них работаем!» — удивился кощей.
     «Возможно и так, — отвечаю. – Но я-то над златом не чахну, а все больше из интереса».Глазницы моментально потухли.
       «Какого еще интереса?»- простонал он.
       «Обычного, не казенного, — холодно обронил я и добавил. – Так и запишите. «Претендент негоден. Он не одной с нами крови»»….
        И, чтобы не возникло, на сей счет, сомнений, покинул поле сражения, обессиленного экзаменатора, пританцовывая под музыку не дававшей мне покоя песенки про нервы:

      
                   Нервы, нервы, нервы, нервы, нервы, нервы,
                   На кладбище лежите, например, вы,
                   Но нервы, нервы, нервы, нервы, нервы
                   Вам не дают спокойно полежать.
                   Тогда вы тихо лезете из гроба,
                   Чтоб не хватила сторожа хвороба,
                   — Вы лезете из гроба,
                   У сторожа хвороба, —
                   И едете артисток обожать!

                            ХА!

 

МОЙ ДРУГ НАПОЛЕОН. CADENZA.

 

Воистину необычайной
оказалась бы книга, в которой
не нашлось бы места для вымысла

Наполеон Бонапарт.  

 

   Не о коньяке речь. И даже не о баталиях в больничной палате, между утренним и вечерним уколами. Быль. Чистая, правда, господа. Правда, о моей разнесчастной жизни. Вы же помните, как все начиналось… Должны помнить, если уже успели побывать в «Стране «Утопия»».
    Понимаю, понимаю. Надоел со своими откровениями. Ну, так забросьте книжку в самый дальний угол, выключите компьютер. Не читайте! Или все-таки интересно?  Действительно, что может быть занимательней чужих страданий, промахов и неудач. Любопытно, как этот артист, плясун и говорун выкрутится, на сей раз…
     Полагает, нет выхода. Работать надо. Так, ведь тысячу раз объяснял. Не люблю, не хочу, не берут!  Хотя, мы же в  реальном мире живем. Мире, в котором может произойти все.
     Это же только бессовестное вранье и небывальщина должны подчиняться законам логики. Иначе не поверят. Взять, например, СВЕТЛОЕ РЫНОЧНОЕ БУДУЩЕЕ, о котором толкуют штатные правдолюбцы и политэкономы. Не придерешься. Вот оно! Только руку протяни. Не ухватили, не беда. Еще немного, еще чуть-чуть. А в первых  рядах уже кричат: «Держу! Держу! Поймал!»
     ПРАВДА, чем хороша! Ни объяснять, ни доказывать не надо. Вот она! Вопреки всему, стоит перед вами с глупой улыбкой. Мол, извините-с, так вышло. И ведь никуда не денешься, хоть вы и нормальный человек, и верите во всякие химеры. А того, кто имеет иной взгляд на мир, полагаете полным идиотом.  Попались!
      Тут-то все и начинается. Бегаете, кричите: «Смотрите, смотрите, как все на самом-то деле обернулось! Говорили, утверждали (это к политэкономам разным)!» А в ответ высокомерный окрик: «Не лезь к нам со своей головной болью!»
      Вот я и не лез. Потому, как все ответы наперед знал. Сидел себе меж дюн, коими так богато Восточное Средиземноморье, и  блажил: «VIVA L’IMPEREUR! VIVA L’IMPEREUR!» Какой еще император? Ну, понятно император Наполеон Первый. Достойнейший из всех людей, живших на этом свете. Почему именно он? Кто же еще заслуживает вопля VIVA? Кому еще пожалуешься на несправедливость разных комиссий, начальников. Крикни я, например, VIVA Байден или какой местной знаменитости, так точно психушки не избежать, а здесь ни у кого и сомнений не возникало в моем здоровье. И так все понятно. Ну, нравится человеку Наполеон Бонапарт. Потому, как свободное изъявление своих политических предпочтений – основа нашей жизни ….
   
                           *              *
                                  *
      Правду говорят. Мечта – лишь грань реальности. Грань, освещенная лучами надежды. Стоит только очень захотеть… Иначе, чем же объяснить появление всадников из-за поросшей кустарником дюны. Не каких-то там местных оборванцев, а настоящих кавалеристов в киверах, украшенных шкурой леопарда, синих мундирах, белых рейтузах.
      Киносъемки? Только артистов обычно сопровождают камеры, софиты и орущий режиссер. А эти скакали сами по себе. В мою сторону. И угрожающе размахивали палашами. Пришлось замолчать и сдаться.
      Сомнения отпали быстро. Французы, республиканцы, именно те, что отправились с молодым генералом Бонапартом завоевывать Египет.  Они, как раз честили своего главнокомандующего, перемывали ему косточки и, вдруг, откуда не возьмись, ненормальный какого-то императора славит. Вздуть бы его, так ведь и пожаловаться может. Решили Самому представить… турецким или английским шпионом, а потом и расстрелять можно.
       Беда в том, что мои познания ни в одном из этих языков не шли ни в какое сравнение с французским. Жамэ (jamais), а-поркуа (pourquoi), пардон (pardon), революсьон (revolution) и  знакомые уже  возгласы viva и L’IMPEREUR оставили в свое время неизгладимый след в памяти учителей.  Да, и сегодня, хорошо воспитанные и образованные слушатели продолжают отдавать должное, доселе неслыханному произношению хорошо, известных слов.
       Вот и в штабе, маленький, измученный  хроническим недосыпанием человек, мой кумир, тот самый Наполеон, выслушав дежурный набор излияний, прогнал конвоиров, прикрыл двери и попросил повторить последние слова. Его усталость сняло, как рукой. Он заулыбался. Внес коррективы в мою осанку. Несколько раз прошелся вдоль и поперек комнаты под аккомпонимент воплей  «VIVA». Внимательно осмотрел себя в зеркале и велел подавать кофе.
       Впервые мне попался такой начальник. Вежливый и обходительный. Главное объяснил все доходчиво. Слова «король», «император» сегодня не в чести. За них трибунал и расстрел. Повременим, а пока citoyen, general.
      Раз просят, как говаривала одна моя знакомая, да, еще так убедительно, ну, как не уступить…
       Кофе замечательный напиток. Он бодрит, будоражит  мысли. И все это способствует рождению великих замыслов. Покорение Индии, Китая. Впрочем, гражданин генерал так далеко не метил. Хватит и Индии, чтобы смертельный враг, Британия, упала к его ногам. Но я настаивал на продолжении бан…., простите компании. Дождался лишь неопределенного: «Посмотрим».
       А пока мне принесли обмундирование и зачислили офицером при штабе самого Бонапарте. Так простой, никому не нужный безработный стал доверенным лицом и другом самого султана Эль Кабира. Титул «султан», он, понятно, сродни в ту пору запрещенным словам (король, император), но никто же не воспринимал его в серьез. Кроме местного населения, которым этот самый Эль Кабир, в смысле Наполеон, и правил.
        Заметьте, новое положение не только обязывало вставать ни свет, ни заря, скакать верхом с различными донесениями, но и обличало не малой властью: карать провинившихся, миловать заблудшие души. И, что греха таить, было, кому счет предъявить. Ведь,  за годы неволи в этом банановом раю, обижали не однократно. Раз двадцать выбрасывали на улицу. Да вы и сами знаете, коли прочли  «Proposta», «Сapricco » и «Toccata» моих страданий в стране «Утопия». Настал и мой черед.
        Штурм Министерства целинных и залежных земель, прошел без потерь. Только на лестнице случилась небольшая давка.  Больше от радости, чем от испуга. Работать там не любили. А потому клич «Refrain Aux armes citoyens!», «к оружию граждане!» восприняли с большим энтузиазмом, хотя вряд ли поняли.  Им любой повод уйти с работы хорош. Не тут-то было. Домой? Что задумали! МОБИЛИЗАЦИЯ началась.
         Ох, и нелепо же все они выглядели в той форме! Смех, да и только. Вот и смеялся. А за одно гонял по плацу, требовал выполнять ружейные приемы.
        Не просто все это. Бывший начальник, тот самый спортсмен, что проявил к моим способностям равнодушие, очень старался…  Увы, не судьба, раньше думать надо было. А теперь пожалуйте. На коленках камешки дробить. Песочком ружья до блеска надраивать. За чистотой и порядком в лагере следить. Отхожие места чистить.
       С «кощеем», тем, что вопросы разные на экзамене задавал, еще веселей вышло. Он «бегущего оленя» на стрельбищах изображал. Ну, и проворный стервец оказался. Ни одна пуля не задела. Пуля-то, она, как известно, дура. Зато штык… Но он и от штыка отбился. Редкостный феномен. На то и государственный человек. Все нипочем. Даже на крепостную стену без лестницы вскарабкался, когда по нему картечью прямой наводкой палили. Заслужил, пришлось сержантом за подвиги пожаловать.
       Журили меня кому не лень. Даже мой друг, Наполеон, как-то заметил. Неудобно, мол, по живым-то людям… Пришлось ответить с суворовской прямотой: «Тяжело в ученье, легко в бою». Откуда им знать все премудрости военного дела. Да, и в наше гуманное время нет ничего ценнее человеческой жизни. Поди, объясни темным людям конца восемнадцатого столетия, что все для человека, а не для этих бездушных чиновников.
        Рекруты понимали лучше. Современники все-таки. А потому старались из всех сил. И однажды в порыве служебного рвения взяли в плен того самого налогового инспектора, кто так непредусмотрительно проявил ко мне полное безразличие. Припоминаете, зажравшегося типа? И его наглый упрек: «Иди, работай!» В «кощееву роту» записал. Дабы старанием своим смыл прошлый позор, и бессмертие заслужил… в нашей памяти.
        Ну, со старыми долгами, кажется, разобрался. Все заплатили. Иначе, откуда под моим началом целый полк удалось собрать. С такими молодцами, хоть Индию, хоть Китай покорять. Вид придурковатый,  но бравый. Что ни прикажешь, все исполнят.
        Бывало, на смотру таким лихим шагом пройдут. Пыль столбом, усы торчком. Да, с песней «Ca ira!», «Дело пойдет!»:

 

 

                     Ah! Сa ira! Сa ira! Сa ira!
                     Les bureaucrates ; la lanterne
                     Ah! Сa ira! Сa ira! Сa ira!
                     Les bureaucrates, on les pendra!

 

 

        Перевод даже приводить не стану. Сами разберетесь, коли вчитаетесь. Одно скажу, у писарского и прочего нестроевого состава от этого исполнения мурашки по коже бегали. А когда дважды повторялись слова Les bureaucrates ; la lanterne и Les bureaucrates, on les pendra!, в смысле, «бюрократов на фонарь» и «бюрократов повесить», прошибал холодный пот.
         Старшим товарищам тоже не понравилось такая бесцеремонность с текстом. В оригинале все-таки значилось слово aristocrats, «аристократы».Но, мой друг, Наполеон, быстро сообразил: одни стоят других. И не стал вмешиваться.
        Парады, парадами, а военную компанию никто не отменял.  Правда, у меня сомнения зародились. Вы же не маленькие, понимаете. Повстречать сегодня Наполеона, расправиться с обидчиками —  всего лишь реализация  мечты. Но как возродить былое величие Британии, а за одно вернуть Индию прежним хозяевам?  Хоть и предлагал нашему главнокомандующему не мелочиться. Пронести идеи Французской революции до берегов Тихого океана. Но это так больше для ажитации, поддержания разговора и настроения. Он-то, бедный, материализованный моим сознанием, об этом даже не подозревал.
       С другой стороны, бывшие чиновники. Им так понравилось служить под моим командованием. Что невольно в голову стали приходить мысли. А не продолжить ли МОБИЛИЗАЦИЮ? Вон их сколько развелось. Что нам после всего этого какая-то Индия вместе с Британией.
       Мечты, опять мечты… Но, видимо, на этот раз волшебный луч надежды осветил их с иной стороны. Прозвучал какой-то нервный, даже истеричный сигнал тревоги. Общее построение! А моего друга Бонапарта нигде не сыскать. И если бы только его. Весь штаб словно сквозь землю провалился…
       Везение, удача – вот о чем следовало прежде подумать. Именно с них и начиналась карьера моего сбежавшего во Францию приятеля. А он — таки сбежал, хотя и подписал приказ о моем новом назначении. Может, кому и приятно стать вторым лицом в государстве султана Эль Кабира? Но не в тот момент, когда этот самый Эль Кабир исчез, смылся и оставил свой трон на вашу разнесчастную голову…
        Припомнили все. Войска, построенные в каре, скандировали ami d’traitre, друг предателя. Мамелюки пытались изрубить меня в шаурму. И этого не случилось только потому, что обманутые генералы не переносили мелко нашинкованное мясо. А предпочитали туши, приготовленные на вертеле и медленном огне. Бывшие чиновники-бюрократы маршировали по плацу и распевали новый вариант песни «Дело пойдет»:

        
        
                       Ah! Ca ira! Ca ira! Ca ira!
                      Lа ami d’traitre; la lanterne
                      Ah! Ca ira! Ca ira! Ca ira!
                      Lа ami d’traitre, on le pendra!

 

           Ну, уж нет. Назад в дюны. Помечтаем о чем-нибудь другом. О выигрыше на бирже, например…

 

 

ЧТО НАША ЖИЗНЬ? DANSE MACABRA.

 

 

 

«Пить, когда никакой жажды нет, и во всякое
время  заниматься  любовью  —  только  этим  …  мы  и
отличаемся от других животных».

Садовник Антонио. Записано Бомарше.

 

   

 

    Признаюсь, нашел еще одно отличие. Оказывается, без всяких на то причин, люди … любят деньги!? Не стану отрицать, вещь нужная. Но, ведь и туалетная бумага товар первой необходимости. Увы, о ней, ни слова. Молчат и пресса, и Голливуд, и  Уолл Стрит, видимо, нашли иной способ реализовать самую человеческую из потребностей.
     А о непрактичных, аляповатых, мелко нарезанных листочках шумят газеты, фильмы снимают. Из-за них случается, и в тюрьму садятся, из окон бросаются, войны объявляют.
     Кошкам, собакам, лошадям и мулам на них наплевать. Живут, не тужат. Герой Шарля Перро, между прочим, с людоедом сражался, замок отобрал, своего недоросля на королевской дочке женил…. И все из-за ЛЮБОВИ к хозяину. Вы бы отважились на подобные подвиги ради тех, кто платит вам рубли, доллары, евро? То-то.
     Ей-ей, стоило бы прислушаться к мнению существ, обладающих более изощренным вкусом и нюхом. Вместо того, изнываем от тоски на работе, подлизываемся к начальству, копим, экономим… А дворцов и принцесс, как не было, так и нет.   
     Вот и я такой же. Припоминаете? Министерство целинных и залежных земель, дюны, Бонапарт и опять, дюны… Пора бы за ум браться. Да, где ж его взять, коли он воспитанием, не предусмотрен. Поэтому и согласился работать пойти. Как все…

       СОЛНЦЕ В ЗЕНИТЕ. Стройка — не министерство, даже не воинская служба. Ни стола, ни стула, ни друга – «росинанта». Мозги плавятся. Скучно и тоскливо. Жара, пыль, стонущая от отчаяния техника и вопящие от наслаждения садисты-начальники.
      Сцена второго плана.  Бульдозеристы и бурильщики, покрытые смазкой цвета крови, носятся из конца в конец, размахивают разводными ключами. Техника замерла, заглохла, не заводится. Ожидает, когда мучители ближе подойдут, чинить полезут, тут им и каюк. Затянет, засосет, закружит, котлету сделает. Фильм ужасов, «Терминатор-4», наяву. …

      ГЕРОЙ, то есть я, В ОТЧАЯНИИ. НАСТУПАЕТ ПРОЗРЕНИЕ. Прочь, прочь от этих кошмаров! Прочь тупое безумие, копошение в грязи за грошовые подачки! На волю! На биржу! Да здравствуют три карты, три знака судьбы и ехидная брюнетка в придачу! Не богатства ради. Свободы, радости, сострадания желаю.
      В мире чувств и борьбы, нет правил, нет наград, нет  середины! Есть удача! Падаю на колени и декламирую:

 

 

«Наша жизнь хрупка, быстротечна,
Словно сакуры белой  цветение,
И красива, и также беспечна…

 

 

     ДАЛЬШЕ СКОРОГОВОРКОЙ. Алчный — в проигрыше. Осторожный  не получает ничего. Все рушится и низвергается в небытие. Нефть и золото, государства и правительства… Ты — один средь качающихся камней истории. Увернулся, живи. Загляделся, лети в пропасть.
       У игрока проблема не в деньгах, а в том, что принимают залог. Азарт — НИЧТО. Холодный расчет — ВСЕ. Засчитывается лишь ТУШЕ. А, коли не подцепил везение кончиком шпаги, не припечатал судьбу лопатками к ковру… АМИНЬ!»
        
       СОЛНЦЕ КЛОНИТСЯ К ЗАКАТУ. Его протуберанцы более не воспламеняют видений, не побуждают к молитвам. Убеждение: «жизнь воина подобна капле ночной росы или утреннему инею», становится незыблемым. Из глаз катятся слезы. Мелодия о цветах сакуры наполняет душу. Вечерний бриз нашептывает слова Отомо Куронуси:

 

 

На мгновенье, услышав оракула:
Что во вне – неизбежная тленность,
Что внутри – вездесущая сакура.

 

 

       Завтра в бой.

    УТРО БИРЖЕВОГО СПЕКУЛЯНТА НАЧИНАЕТСЯ С САУНЫ И БАССЕЙНА. Я не пытаюсь вызвать зависть.  Мелкие удовольствия камикадзе-финансиста – всего лишь ритуала перед сражением. Иного пока не придумали.
     Легкий,  необременительный завтрак не излишество. Впереди Вечность. Но в ней не подают тосты с сыром, чай, кофе… Звучит музыка Горана Бреговича, Bubamara (http://www.youtube.com/watch?v=Qg44qKSbsdQ ). Цыганский оптимизм только и уместен в день «икс», в час, когда судьба ставит на вас свой большой жирный крест. Чем же еще может закончиться «цветение дикой вишни», то есть потуги брокера-кустаря?
Ну, что, поднял настроение? Тогда начинаем.
   
     БИРЖА, знаете ли, не фунт изюма. Биржа – место, где слепые котята-частники тыкаются носами в нереализованные возможности. Биржа – та африканская река, у которой притаились и поджидают настоящие хищники, Банки. Нас проглатывают не поперхнувшись, затаптывают, оставляя лишь мокрое место. Но мы плодимся, ищем свое место под солнцем, тянемся к живительной влаге, кишащей крокодилами-финансистами. И, кое-кому, удается ухватить… то ли выигрыш, то ли наживку…        
       Вот и моему приятелю повезло. Удача не оставляла его до полудня. Пока… пока не объявили: Греция… Нет, Греция, Португалия и Испания наделали кучу долгов. А оплатить их не могут. Все с надеждой посмотрели на счастливчика. Но и ему это оказалось не по силам…
       Лавина, нисходящая с гор, сносит все на своем пути. Падающая биржа оставляет лишь долги. НОЛЬ против огромного МИНУСА. Решайте сами, где «навара» больше…
       Правда… Правда состоит в том, что нет безнадежных ситуаций. Да, все вдруг стали банкротами. Но долги, безденежье и голод – пища для воображения, более того МЕЧТЫ. А мечта…, если вы читали предыдущую главу, — грань реальности, освященная лучами надежды…

         Так НАДЕЖДА, безумная надежда обретает зримые, ощутимые формы. Банк, конечно же, банк – пресытившаяся, неповоротливая, дремлющая скотина. Только он и может нам помочь. Понятно, никто нас там не ждет с распростертыми объятиями. Но мы и не думает унижаться, ползать на коленях.
        Нет, нет никаких триллеров с ограблениями. «Друзья Оушена» — детище Голливуда. Зачем связываться с теми, кто торгует грезами, сновидениями, и прочим дурманом для разума. Наш же выбор — реальность, какой бы жестокой она не оказалось. Наш выбор — ЖЕНА владельца банка. Этот «форт Нокс» — непоседа,  супруга «Дракулы», королева бутиков и супермаркетов …

      Кто же знал, что ей двадцать с хвостиком? Красива и умна. Муж-сквалыга надоел до чертиков. Что мы одной крови. И главное, обожает всю ту же Bubamara . Представьте женщину, проплывающую по улицам, пританцовывая, под этот мотивчик? Удалось, тогда на колени!
      (Что-то часто в этой истории приходится падать ниц … Так от чувств-с! И не один, а вместе с товарищами-банкротами. Ваше Величество! СНИЗОЙДИТЕ!)
       Ей и такое не внове. Но прежде все больше банкиры разные были. Поди узнай, какая корысть у них на уме? А здесь, прелесть, свободные люди! Ни гроша за душой. Одни долги. И не постылого богатства ради. Отмстить хотят этому подлецу – мужу, о котором, и вспомнить-то противно.
       Какие мужчины! Особенно вон тот, лысый красавец. Как смотрит, всю душу наизнанку вывернул (надеюсь, не надо объяснять о ком речь идет).
      
       УТРО НОВОГО ДНЯ. ТА ЖЕ БИРЖА… Та, да не та! VIVAT REGINA! Виват КОРОЛЕВА! Извивающийся змеей скупердяй-муж. И мы, верные и непреклонные. Шляпы, перья…шпаги.
       Все скулящие и алкающие твари попряталась. Трубит рог, звучит колокол. Охота начинается. Ставки растут. Мы продаем, они покупают. Дальше, больше. И вот ХИТ СЕЗОНА, ТАНЕЦ СМЕРТИ, DANSE MACABRA. Хозяин БАНКА…         Как он жалок! Много за него не получишь. Так берите даром!
         Пираньи рынка кидаются на поблекшего кумира. Копошатся, вырывая друг у друга следы былого могущества. ТУШЕ.

 

        

ЗАНАВЕС  ПАДАЕТ.

ОХИ, АХИ, ПОКЛОНЫ…
ВИНО, ЛЮБОВЬ…

     Ведь не звери же МЫ? А?

 

P.S.

ОСИЛИВШЕМУ ВСЕ ЧЕТЫРЕ ЧАСТИ ЭТОГО СОЧИНЕНИЯ ХОТЕЛОСЬ БЫ ДАТЬ, ХОТЬ КАКИЕ-ТО ОБЪЯСНЕНИЯ.

ПЕРВОЕ: АВТОР НЕ СУМАСШЕДШИЙ. ЭТО ЖИЗНЬ У НЕГО ТАКАЯ.

ВТОРОЕ: КРОМЕ ВИДЕНИЙ И БРЕДА В ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ РАССКАЗА. ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПРОИСШЕСТВИЯ ПРОИЗОШЛИ В РЕАЛЬНОСТИ.

                                             ВСЕ!!!

Понравилось? Поделись!

0

Автор публикации

не в сети 3 часа

Michaelbruk1

214
Authority
Комментарии: 77Публикации: 195Регистрация: 28-05-2022

Authority

https://web24.com.ua/

4 комментария

  • 0

    Lyubina

    Ах, Вы про деньги… Как это скучно Есть много способов разбогатеть не работая и не обязательно жениться… Боже Вас упаси от такой глупости…
    Но спишок про любовника из гроба- хорош.
    Без нервов… Был бы он умён, как автор, — все артистки визжали бы от восторга.
    https://pva.pw/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif

  • 0

    Lyubina

    МНОГО В ПРОИЗВЕДЕНЬЕ
    ШУТОК И СТИХОТВОРЕНИЙ.
    ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ ДЛЯ ДАМ,
    дАЖЕ МУЗЫКИ… ТАМ-ТАМ…
    вСЕ УМНЫ МЫ — ВСЕМ В ПРИМЕР,
    НО НИКТО НЕ МИЛЛИОНЕР.
    ТАК ЧТО УМНИКАМ I Q
    мОЖЕТ ПОДЛОЖИТЬ СВИНЬЮ.
    «БЕЗ ДЕНЕГ ТЫ МЁРТВ!»
    ДЖ. ЧЕЙЗ

Напишите комментарий

Техподдержка сайта
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Пол
Генерация пароля